ПУТЬ В ПРОФЕССИЮ - ЭТО ДОРОГА К МЕЧТЕ
Интервью с Исой Закриевым - необыкновенно талантливым и самобытным чеченскими писателем, членом Союза Писателей и Союза Журналистов ЧР, автором сборника волшебных сказок «Луисанна»
Иса, расскажи пожалуйста, как ты пришёл в профессию? Сколько по времени (если уместно так сказать) занял твой путь? Ведь определенно, что твой путь был не так прост. Расскажи, с какими сложностями ты сталкивался?
Если вообще говорить о профессии - то я сначала пришёл в литературу, а не в журналистику. Начал писать рассказы на чеченском языке, а потом уже на русском. Это было в 2003 году.

Моё родное село Комсомольское, было полностью разрушено, нам всей семьёй пришлось бежать оттуда. Я жил в Урус-Мартане, у родственников.

Знаешь, есть такой чеченский поэт - Умар Ярычев. Он тоже был беженцем в Урус-мартане. Мы с ним совершено случайно встретились в редакции газеты «Маршо» (это Урус-мартановская районная газета). Ярычев организовал там литературный кружок, «ТОМ» - творческое объединение молодых. В нём собирались люди, которые что-то пытались писать.

И я тоже, раз а неделю, приходил к ним. Показал Умару некоторые свои вещи. Он сказал, что они очень достойны обнародования. И, тем самым, окрылил меня к дальнейшему творчеству.

Я позволил себе больше писать и показывать товарищам по ТОМу. До этого, я лет 15-20 писал "под сукно", но скрывал это от людей. Потому что мне было неудобно...
Фото - из личного архива Исы Закриева
Почему?
Мне казалось, что кто-то может "подколоть" меня, посмеяться надо мной, что я писатель... ну это же не совсем серьёзное дело считается у чеченцев. В советские времена и до советских времён - кто были чеченцы? Это либо животноводы, либо строители - в общем люди, которые занимаются чем-то серьёзным и полезным. В нужный момент - они воины. А в мирное время что-то выращивают, строят.

То есть что-то ощутимо созидают?
Да. А вот что-то писать, с бумагой возиться… это как-то не совсем. Это в ментальности чеченцев отложило некий отпечаток. До 2000х годов он ощутимо влиял на поведение людей, которые хотели бы писать. Да и сейчас есть люди, которые что-то записывают, но другим показать боятся. Они не хотят чтобы над ними иронизировали.

А кто те люди, которые могли осудить - это родственники, знакомые, односельчане?
Родственники, знакомые, односельчане. Все. Люди, не связанные с творчеством. Они могут высмеять. А для творческого человека, тем более начинающего, высмеивание - это всё равно, что смеются над его ребёнком.

Представь, родился ребёнок - с дефектом. Но для родителей он всё равно самый красивый и любимый. И в литературе также - ты что-то пишешь, конечно, может это и не шедевр, но ты любишь то, что написал. Ребёнка, за его недостатки, публично критиковать не будут, а с произведением дело другое. Его могут высмеять. Такое психологическое давление незримо присутствует.

Только в 32 года я показал своё первое произведение. И мне повезло, что я показал именно Умару Ярычеву - человеку, понимающему как к этому относиться. Сейчас я понимаю, что он очень правильно поступил по отношению ко мне и благодарен ему.

Даже если это и не было тогда таким законченным, хорошим произведением, он сказал: «Ты можешь! Давай, давай!». Окрылил меня и я начал относиться к творчеству серьёзнее.

В 2003 году Ярычева пригласили работать начальником отдела книгоиздания Министерства печати. И он меня пригласил туда на работу. Получается, с февраля 2003 года, я работаю в системе СМИ, именно в Министерстве печати. Проработал там три года.

За это время я поступил заочно на отделение факультета журналистики Ростовского экономического университета (РИНХ он называется). Окончил его и с тех пор я дипломированный журналист.

В 2006 году, я ушёл из Министерства и начал работать в газете. Как обычно бывает - человек сначала в газете работает, потом в Министерство идёт. У меня же получилась история наоборот. Но, так как ситуация у нас была послевоенная, поэтому не имея опыта, мне пришлось работать в Министерстве. Честно говоря, мне очень не хватало корреспондентского опыта, опыта работы в газете.

Ко мне приходили люди с двадцатилетним стажем работы в журналистике, в газете - я должен был не просто с ними на равных разговаривать, а быть более знающим. Ведь считается, что в Министерстве человек должен знать намного больше, чем главный редактор газеты. У нас же было наоборот. Мне было несколько неудобно. Поэтому с тех пор, я начал учиться - учиться журналистскому делу, корреспондентскому делу, писать материалы в газеты, журналы.
Фото - из личного архива Исы Закриева
Ты сам находил, куда тебе писать (в какие газеты, журналы) или кто-то советовал?
Чаще всего, я сам находил. Это сейчас, не особо модно в газетах публиковаться, а тогда люди приходили и просили: «Напиши вот про того, про этого или про меня»

Просили поблагодарить, написать статью или интервью записать (в знак благодарности) - про врачей, строителей. Сюжетов было очень много. Даже будучи сотрудником Министерства, я писал в газеты и учился писать. Вот так я и попал в журналистику.

В 2014 году меня назначили главным редактором Грозненской городской газеты «Столица плюс». Так получилось, что я работал и в информационном агентстве, и в журнале, и на телевидении, и на радио. Естественно - сам журнал создавал, сам газету открывал, то есть все этапы, после этого, я уже прошёл. В газетном деле могу сказать, что многое понимаю.

А как в писательство, в написание книг пришёл?
Писательство у меня началось ещё в третьем классе. Я очень хорошо писал сочинения. И до 10 класса у меня по сочинению всегда были одни пятёрки. Мне это легко давалось. Просто дай тему – я напишу. А после… мне кажется, что желание написать и то, что ты много книг прочитал – это вещи взаимосвязанные. Моё же детство прошло с книгами. Ведь не было гаджетов, а если мультик по телевизору покажут, то его надо было неделю ждать. А сейчас диск вставил или в интернете нашёл – смотри сутками.

И вся наша дружба и наши приключения были связаны с книгами. Мы могли с героями этих произведений уходить куда-то на 40 лье под воду или в космос, или на необитаемый остров. И вот острое желание писать…появилось после армии, после того, как мне 20 лет исполнилось. Была у меня такая штука – что-то, в два часа ночи, могло меня разбудить. У меня тряслись руки (прям как у наркомана руки дрожали и ломка начиналась) и я понимал, что я срочно должен что-то записать. Целая тетрадь записей была.

Мне было много лет, когда я начал писать книги. Вот если бы я начал писать раньше, в 15-16 лет, то уже несколько книг было бы...а сейчас, в 50 лет, у меня пока лишь одна книга вышла и вторая готовится к выпуску.
Фото - Натальи Казариной
А твои старые записи сохранились?
Нет, всё сгорело в войну, все эти записи. Наверно это и есть вдохновение. Оно могло прийти в любой момент - и ночью, и днём, и в любое время. Сейчас я понимаю, что это великое состояние. К сожалению, у меня сейчас такого не бывает. Наверно рутина поглотила.

Как ты сейчас пишешь? Выделяешь какое-то время себе, например: с утра, с 10 до 12 я пишу, или как-то между делом?
Нет. Свои маленькие рассказики я пишу в машине. Мне с работы до дома ехать примерно час. Сын за рулём, я рядом сижу. В это время я пишу. Этот час - это творческий час, это время, когда меня никто не беспокоит. Ни звонков друзей, коллег, родственников - все едут домой, либо заняты своими делами. Сын за рулём, за дорогой следит. И у меня есть собственное пространство, в которое никто не вторгается, в эти час – полтора, а я просто сижу и творю.

О чем? Вот знаешь, иногда сидишь и возникает какая-то мысль. Я эту мысль в телефоне, в заметках, скорее записываю. А вечером, по дороге домой, я эту мысль развиваю и записываю - так появляются мои рассказики.

Это ведь очень интересное выражение своих мыслей – маленькое произведение, маленький рассказ, в котором есть всё, в котором полностью раскрыт сюжет. Ты в тренде)
Да)) Сейчас люди не читают большие произведения. Я понимаю, что если на три страницы напишу – то никто не дочитает. Поэтому я всё сжал, всю «воду» выжал оттуда и несколькими штрихами выразил одну мысль. Именно одну мысль попытался донести.

Не надо напрягаться, сидеть и долго читать. У меня в рассказах всего 3-4 предложения, их с удовольствием читают, потому что они короткие. Сейчас время короткого рассказа. Жизнь очень ускорилась.
Фото - из личного архива Исы Закриева
Расскажи пожалуста, как ты свою «Луисанну» издавал? Тебе кто-то помогал? Как ты реализовывал свой проект?
Эта книга у меня была написана ещё в 2005 году. Все сказки, которые там есть, я на чеченском писал. Но у них было мало читателей на родном языке.

А мне, как любому писателю, хочется чтобы твоё произведение как можно больше читателей прочли. Поэтому я перевёл их и издал на русском языке. Знаешь, чеченцу на русском языке сложно писать. Чесно скажу.

С изданием книги мне помог Союз Писателей - профинансировали издание 500 экз. в подарок к моему 50-и летию, печатали в нашей типографии «Грозненский рабочий». Книга разошлась по разным регионам нашей страны - я её отправлял по почте знакомым и друзьям, также передавал лично. Получил положительные отзывы - сказали понравилась. Там вся «фишка» в том, что есть новые персонажи, новые явления, новые события – новые для читателя.

У меня в планах ещё несколько сказок написать. Ещё, я Союзом Писателей переговоры веду, чтобы мою новую книгу маленьких расказов издали. Посмотрим, что получиться.

Иса, спасибо тебе огромное за интересный разговор. Пусть все твои начинания ждёт успех!!!

Беседовала Наталья Казарина
Фото - Наталья Казарина