КАК ПОСТРОИТЬ СВОЙ
«ГОРОД СОЛНЦА»?!!
Беседуем с Адамом Сатуевым - идейным вдохновителем, основателем и главным хранителем музея «Донди-Юрт».
Фото - Натальи Казариной
Фото - Натальи Казариной
Адам, расскажите, как и когда появился ваш музей?
Наш музей известен не только в Чечне, но и в мире – представители более чем 170 стран мира здесь были. У меня побывали такие знаменитые люди как – Жерар Депардье (Gérard Depardieu); Боло Янг (Bolo Yeung) - он снялся более чем в 250 голивудских фильмах; Джон Уоррен (John Warren) – ведущий программы «Поедем поедим»; ведущие передач «Моя планета» – Андрей Панкратов, «Танцующая планета» – Александр Пухов; писатель Захар Прилепин; Дмитрий Дибров – ведущий передачи «Кто хочет стать миллионером?»; актёр и режисер Федор Бандарчук; Мухтар Гусенгаджиев – самый гибкий человек планеты, и так далее.

Здесь было много знаменитых людей и даже индейцы из Никарагуа. И по сей день многие приежают. Конечно, мне, как основателю музея, очень приятно это. Чем больше приезжают – тем больше людей знают про наш музей. Ведь когда я основал его, строил его – я не для рекламы это делал, я не для славы работал. Знаете, я в детстве, когда мне было 13 лет, прочитал книгу Томмазо Компанеллы «Город Солнца». Томмазо Компанелла – это греческий философ, очень знаменитый человек. Он мечтал построить такой необыкновенный « Солнца» И у меня появилась такая мечта, мне тоже захотелось такой город построить.

То есть книга произвела на вас такое яркое впечатление?
Да, когда прочитал книгу. А прежде чем прочитать книгу, мне много чего пришлось сделать. Я был молодой подросток, я не работал. Вот эту книгу, когда я увидел, у меня такое желание появилось её купить, прочитать. Очень сильное. А книга эта продавалась у нас - в Урус-Мартане, в центре, в книжном магазине. Я полистал её, посмотрел. Она мне понравилась. Цветные картинки там. А денег нет совсем.

Тогда только наш народ вернулся с выселения. И представьте себе – я подросток, мне хочется купить. А чтобы купить – надо было заработать какие-то деньги. А отец у меня один работал – он на заработки ездил, чтобы накормить семью. И что я сделал? На базаре подростки торговали холодной водой. Представьте себе – жара невыносимая. Вот холодную воду таскаешь на базар. По 3 копейки, по 5 копеек продаёшь воду. И у тебя эту холодную воду, покупают люди, которые мучаются от жажды. И я эти копейки собирал и думал, что куплю эту книгу. Но каждый раз, когда я собирал эти деньги - мне хотелось купить мороженное, сладостей попробовать, матери и бабушке мороженое отнести. И вот так всё время я откладывал. Два раза, три раза. И на четвертый раз я думал: «Во чтобы то нистало я куплю книгу!» И вот, на четвёртый раз я смог накопить - пошёл и купил эту книгу.

Прочитал я её конечно. Но тяжело было, многое не понял. Два раза читал я её и одно понял: что Томмазо Компанелло был философом и очень грамотным человеком. Но многие завидовали ему. Завистники ни за что посадили его в темницу, в которой он провёл много-много лет. Лишь лучи солнца, от рассвета и заката, попадали в его темницу. А он так хотел увидеть солнце. И, многие годы, находясь в тюрьме, он думал: «Я напишу книгу и назову её «Город Солнца». Находясь в темнице, он сочинил её мысленно (не имея ни ручки, ни бумаги). Он придумал свой город – «Город Солнца». И вот представьте себе, 28 лет он там провёл, пока не поменялся новый император. И когда уже пришло время выходить, его пригласил сам император, который очень много слышал о нём, о его мудрости.

Император сказал Томмазо Компанелло: «Чем я могу тебе помочь? Ты ни за что попал в темницу, столько лет там провёл. Скажи чем?» И Томмазо рассказал ему про свою книгу, которая существовала лишь в мыслях, в его голове. Он говорит: «Хочу построить «Город Солнца», куда будут приезжать со всего мира люди. А я буду учить их, рассказывать, чтобы они знали свою культуру, обычаи, традиции. Вот такая мечта у него была. Император говорит: «Сколько денег тебе на это надо? Сколько золота тебе нужно?» А Томмазо ответил: «Мне место нужно, где я построю такой город. А в остальном – мне люди будут помогать.»

Так и получилось – место ему дали, денег он не взял. Вот люди начали ему помогать. Он камни начал таскать. Вот этими камнями понемногу-понемногу строил он это «Город Солнца». Но всё-таки завистники постоянно мешали ему в строительстве. В конце концов всё это надоело Томмазо - он всё бросил и уехал во Францию. Но там он долго не прожил: он умер и похоронен во Франции.

И вот, когда я эту книгу прочитал, то я понял, что я нашел свою цель - что моя мечта построить свой «Город Солнца». Город, который не довёл до конца Томмазо Компанелло. Мне очень захотелось как бы помочь ему, завершить его дело – построить этот «Город Солнца». Назвать свой город не только «Городом Солнца», а назвать свой город – «Городом Мира». Я думал, что если будут приезжать со всего мира туристы, люди будут приходить наши местные, дети будут приходить, а я им буду рассказывать историю нашего народа. И самое лучшее, что я могу передать для подрастающего поколения – это историю своего народа. И вот так я начал строить.
Фото - Натальи Казариной
А сколько лет назад началась стройка?
Вы знаете, начал я собирать эти старые вещи очень давно. Первые кувшины у меня появились в 14 лет. Был у нас такой знаменитый поэт - Бисултанов Апти, а мы с ним дружили, вместе занимались спортом. Вот у этого Апти были медные кувшины. Много было у них дома. Вот так я начал кувшины собирать. Потом речки камни таскать необыкновенные. И вот так, потихонечку, начала собираться коллекция.

То есть вот вы уже с 14 лет начали собирать коллекцию своего музея?
Нет, с 13 лет. Первый свой камень я нашёл в Мартанке. Камень называется морская звезда. Получается с 13 лет я начал собирать различные старинные вещи и камни, а строить я начал в начале 80х годов. И вот так, понемножку, я стал собирать все старые вещи. В общем я не выбирал, а собирал всё: каждый осколок, каждый кувшин, старую арбу, телеги, старую косу, деревянные бочки – буквально всё, что попадало на глаза. Всё нёс домой.
Фото - Натальи Казариной
Мои родители конечно не были довольны этим. Мать меня жалела, а отец говорил: «Хочешь быть мужчиной, хочешь быть нормальным человеком, уважаемым - занимайся спортом, учись, поступишь в высшую школу, поможешь своим братьям, своим близким и станешь человеком. А вот то, что ты собираешь старые вещи, от этого сыт не будешь». Так мне отец говорил.

А нана мне говорила: «Донда, чем быть плохим мальчиком или там красть или воровать, уж лучше заниматься тем, чем ты занимаешься. Но вот зачем тебе всё это нужно, я не понимаю?» А я отвечал: «Я читал книгу Томмазо Компанелло «Город Солнца» и буду строить свой.» Рассказывал матери про сюжет книги и ей тоже стало интересно, что это за «Город Солнца» будет.

А нана спрашивала: «А какие деньги тебе нужны? Как ты будешь всё это строить, когда денег нет у нас и я не могу тебе помочь? Мы каждое начало весны сажаем чеснок, кукурузу, а это пока продашь…Этого не хватает на еду.» А я как Томмазо Компанелло отвечал: «Когда я начну строить, мне будут люди помогать.» И ей иногда смешно было, иногда жалко, но я конечно от этой цели не отступал. Всё собирал, собирал. Здесь куча, там под навесом куча, за домом куча.
Фото - из личного архива Адама Сатуева
Этот участок, где мы сидим, о нем речь или нет? Он семейный?
Нет. Этот участок я купил в 1987 году, когда много чего уже собрал. Здесь был у меня уголок первоначально в 1980м году, такой маленький 3-4 сотки. И вот я потихонечку начал собирать. А в 1987 году камней много появилось, люди с улицы все удивлялись, говорят: «Вот ненормальный мальчик, таскает камни вечером, днём привозит, а утром на улице ни одного камня не бывает.»

Со временем у меня появились единомышленники – это были в основном мои одноклассники и друзья: Умхаев Хамзат, Шабиханов Хамид, Ахмедсултанов Умар, Чурчаев Салман. О своей коллекции я не забывал – экспонаты постоянно собирал. Ездил по разным местам, договаривался. Со временем конечно я много чегонакопилось. И в 1991 году у меня уже одна башня была готова.

Но в 90е годы, у нас в Чечне, митинги уже начались. Я точно знал, что ни к чему хорошему это всё не приведёт. С началом митингов мне пришлось временно остановиться в своей работе по строительству музея. Мне пришлось тоже подумать о хлебе, о еде. Потому что в то время всё было перекрыто, нельзя было не выезжать, не заезжать. А в 1993-1994 году нас уже конкретно никуда не выпускали. В 1994 году начали бомбить город Грозный...

В первую очередь, что я сделал? В парке Кирова были ворота, которые были установлены ещё в 1818 году. Они были сделанные из ракушечника, установлены на набережной - лицо нашего города Грозного были. Я узнал, что эти ворота разрушили. И 19 февраля (я запомню на всю жизнь эту дату - потому что я под бомбы попал), я выехал на Ниве туда. Смотрю на белом снегу разбросаны камни. Бомбят. Там бомбят, там бомбят, нефть горит черная – туча такая (она почти 2-1,5 года горела). Я загрузил 11-12 камней от этих ворот, привёз их. А потом 1,5 месяца эти ворота собирал, калитку собирал. Это всё у меня теперь здесь находится. Под обстрелом вытащил я эти первые ворота нашего города. Думал, что всё-таки это история и когда кончится война, то всё, что я собирал достанется подрастающему поколению.

И вот так: первая война в 1994 году; в 1996 году опять Хасавюртовский договор - войну остановили. Но потом снова эта война уже в 1997 году, в 1998 году ваххабизм начался…, но всё равно я делал свою работу.

А вас война коснулась? Были разрушения?
Касалась. Касалась. По утрам здесь зачистки были, проходили солдаты на БТРах по улицам. Каждый раз, когда они проходили, они говорили: «Уберите эти камни, иначе мы вас накажем.» В камни могли положить взрывчатку, ещё что-нибудь. И они боялись мимо этих камней ходить.

То есть их нужно было во двор дома занести?
Да. Но у меня времени тоже не хватало. Но я даже и во время ваххабизма всё равно понемногу-понемногу таскал камни. Пришлось мне тоже выезжать из Урус-Мартана как беженцу в Ингушетию. Но тем не менее я постоянно возвращался. Думал, что война закончится и буду продолжать. Но не думал, что все мои камни и вещи остануться. Думал, что растащат. Конечно, некоторые вещи пропали, но, в основном, никто ничего не взял, не потрогал. Потому что контрактникам, этим наемникам, ОМОНовцам что нужно было? Золото, бриллианты, доллары, деньги нужны были. А вот эти вещи, котрые я собирал старые никому не нужны были.

В 1999-2000 году из имеющихся камней я собрал нижнюю башню, потом другую башню, в 2006 ещё башню построил - у меня здесь уже много чего было построено. А в 2008 году, на открытие, узнав, что я здесь строю такой необыкновенный музей для подрастающего поколения - приехал Рамзан Кадыров. Приехал и не просто приехал, а приехал присвоить мне звание почётного гражданина Чеченской Республики. И вот по сей день я занимаюсь музеем. Помогает мне моя жена – Совдат Вахидовна. Она мой помощник и директор музея. Мы вместе с ней и деньги собирали, чтобы выкупать некоторые вещи, вместе много рисковали, много ездили. Нас с ней в 2000 году судьба свела и вот по сей день мы продолжаем вместе работать. И по сей день я здесь занимаюсь: собираю камни, старинные вещи. Радует меня то, что есть.
Фото - Натальи Казариной
А как молодёжь к вам прихоит? Это какие-то организованные экскурсии от школ?
Адам: Почти пол миллиона человек было здесь. Основные посетители конечно дети: начальная школа, дошкольники, старшие школьники, студенты. Столько здесь было народа и не только из Чечни, а со всей России. А если со всего мира, то как я сказал раньше – больше 170 стран мира были здесь.

Вы знаете, Рамзан Ахматович Кадыров, по телевидению выступил, на совещании, где были все министры, он спросил: «Кто был в Донди-юрте? Я знаю многие там не были, а туда со всего мира ездят - из Америки, Японии, Китая, вся заграница приезжает. Поэтому надо детей со всей Чеченской Республики водить туда, чтобы знали свою историю. Какая бы погода бы не была – он там работает. Встречает гостей в национальной одежде. Он полностью занимается историей нашего народа. Поэтому надо посещать это место.» И после этого и министры начали ко мне приезжать, и со школы детей привозить, студентов привозить.

Совдат: Конечно бы хотелось бы чтобы больше людей к нам приежало - и с институтов, со школ, министерств и ведомств, со всех организаций нашей республики чтобы посещали наш музей. Чтобы люди могли узнать, почувствовать, увидеть воочию свою историю. Чтобы могли прикоснуться к своей истории. Потому что многие поколения, которые сейчас растут и взрослеют, они не знают своих корней. А чтобы приехать сюда, выбрать врмя для многих сложно – нет времени. Но это время можно найти, при наличии желания. А то как Адам проводит экскурсию – это дорогого стоит!!! Всегда экскурсия с Адомом бывает необыкновенно интересной. Понимаю, что сегодня многим не до музеев, но хотелось бы чтобы люди знали свою историю. В первую очередь граждане именно нашей Республики, а не иностранцы.

А со школами у нас работа строится следующим образом: мы договариваемся с руководителем районного отдела образования (как правило с сентября месяца) в Урус-мртановском районе. Договаривается на весь осенний и зимний период - практически до 15 декабря. Это у нас плановые экскурсиии. Потом, где-то с апреля до конца года у нас опять проходят экскурсии. Благодаря музею наши дети узнают свою историю и знают, что и как. Для интересной и содержательной экскурсии мы создали все условия, в том числе по цене билета.


А как на сегодняшний день дело обстоит с экспонатами, до сих пор пополняете коллекцию?
Нет, к сожалению пополнять коллекцию у нас нет возможности. Иногда пополняю личными вещами, которые приобретал 20-30 лет назад. Но когда кто-то что-то предлагает отдать, то я не жду когда привезут, а собираюсь и еду сам. Это редко, когда ко мне что-то привозят.

Сейчас на территории Чеченской Республики следов войны больше нет. И всё, что было старого – этого практически нет. Постороенны новые дома. Люди старые вещи в основном выкинули или не знаю куда дели. Мало чего осталось. Сейчас новый город, а те, кто хочет посмотреть старый дом – приходят ко мне, если для фильмов что-то нужно снять, тоже ко мне приезжают.

Вот недавно ко мне приезжали наши чеченские ребята, снимают какой-то фильм про викингов. И меня попросили, чтобы я королём викингов у них снялся. Мне это интересно, я никогда не был в такой роли. Хотелось почувствовать это на себе, мне было очень приятно. Наш музей очень подходит для съемок фильмов о старине, о прошлых временах. Клипы и фотосессии у нас снимают. Мы за это денег не берём. Но я кстати в своё время снимался в четырёх художественных фильмах.
Фото - из личного архива Адама Сатуева
А самоокупаемость у музея есть?
Совдат: Нет, музей себя не окупает. То, что мы получаетм от туристов, моя пенсия, его пенсия – всё уходит на содержание музея. Даже бывает занимаем у людей. Занимаем – отдаём, в долгах всё время. Никак из этой колеи не можем выйти. Но мы на это не жалуемся, всё по воле Аллаха. Мы ни у кого ничего не просим. Все знают нашу ситуацию, все знают, как наш музей выживает. Но ведь проблем у всех очень много, не только у нас.

Адам: А если вернуться к детской мечте, скажу так: мечтать каждый может, но чтобы довести эти мечты до реальности - очень тяжело бывает. Честно вам скажу – наверно ещё раз я бы не смог повторить эту дорогу. Потому что я потерял своё здоровье. Я зимой, летом, осенью, весной - я работаю здесь. Вот сегодня чем я занимался? Работал. Я здесь каждый день тружусь. У меня нету свободного времени – я работаю. Хотя врачи говорят: «Нельзя работать. Вы должны своё здоровье поберечь.» А я ещё и каждое утро спортом занимаюсь, зарядкой, а потом выхожу на улицу работать (без разницы на погоду). Всё я здесь делаю: если косить надо - кошу, если копать – копаю, если подмести – подметаю, за деревьями ухаживаю, за цветами ухаживаю. Жена, когда была молодая – помогала мне. Сейчас ей тяжело. Теперь мне ей приходится помогать.

Беседовала Наталья Казарина