«Чеченец – это не национальность, это звание, которое надо заслужить»
Беседуем с БИСЛАНОМ МАХМУДОВЫМ, руководителем Сургутской городской местной общественной организации Чечено-Ингушского культурного центра «Вайнах» и его заместителем АБУБАКАРОМ ЗАУРАЕВЫМ
Фото - из личного архива Бислана Махмудова


Буквально вчера была весомая и значимая дата для города Сургута и Сургутского района – 30 лет назад, на сургутской земле, появилась чечено-ингушская диаспара. Организация пережила разные, в том числе и не простые времена, была практически на грани закрытия. Сегодня – это одна из самых успешных общественных организаций Сургута, Тюменской области и пожалуй, одна из лучших организаций в России.



Фото - из личного архива Бислана Махмудова
Бислан, расскажи свою историю, как чеченец оказался в холодном Сургуте?
В общем, в 2007 году, у меня были такие грандиозные планы – я хотел переехать из Грозного во Францию. Переучиться. У меня было двое друзей (один хирург, другой стоматолог) – они сейчас работают в Европе. Один в Страсбурге работает, другой не помню в каком городе, в Германии. Они переучились, получили европейские дипломы и работают там сейчас врачами. К тому времени мне было 35 лет. 36 лет мне исполнилось уже здесь, в Сургуте.

В общем доктора переучились, стали работать. Я чуточку назад шагну. Я пришёл к отцу и говорю: «Батя, так и так, я хочу уехать во Францию.» А он мне говорит: «Ты как так можешь? У тебя я больной, в постели лежу. И брат у тебя.» У меня брат был здесь в Сургуте (я его в Москву отправил в 2009 году). Ну и вот, получается он мне перед смертью сказал, чтобы я поехал сюда и помог брату.

Я вышел и порвал все свои документы. Вышел из дома и думаю: «Нет. Елки-палки. Мне отец сказал.» Он же когда мне говорил, ещё прослезился. И как так можно?? Неужели… ведь он ради меня жил. Родители ради своих детей живут. И получилось так – я это всё выкинул…

Четыре баула больших, четверо детей, я с супругой приезжаем на Кукуевицкого, 10. Не одна живая душа мне не знакома здесь. Не одного человека я не знаю. Встречает меня один мужик – Руслан (на Оке). Мы там нанимаем газель, садимся, приезжаем. Я заранее снял квартиру здесь. Дома узнал адреса, на Кукуевицкого, 10 однокомнатную квартиру снимаем, заезжаем туда в квартиру. Только сумки, всё положили, я выхожу на улицу, посмотрел по сторонам и думаю: «Я же ни одного человека здесь не знаю. Вот действительно, я не знаю ни оного человека - к кому обратиться и кому что сказать? Я в чужом городе.»

Вот, ты сегодня приехала и говоришь: «Кого я здесь знаю?» Вот если бы не я, кого бы ты здесь знала? Вот, а у меня такая ситуация – я вообще никого не знаю.
- И короче получилось так, я у этого мужика номер взял (который на Оке был) и спросил: «А где здесь машины продают? Базар здесь есть? Или что здесь есть?»
- Он говорит: «Здесь автомобильный базар есть.»
- Я говорю: «Ну повези меня на базар, я бы себе машину купил.»

Привозит он на базар меня, я покупаю себе автомобиль и начинаю изучать город. Кладу телефон на ногу, включаю громкую связь и брата спрашиваю (а брат в местах лишения свободы находился, как есть говорю): «Вот я здесь, так и так, куда ехать?»
- Он говорит: «Вот здесь сюда едь, там на базу поедешь – продукты купишь.»
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
А меня здесь никто на работу не берёт. Чеченец – всё!!! Никакое резюме не помогает. Ни один человек на меня внимания не обращает. Никому здесь я не нужен. И начинаю я потихонечку-потихонечку одного, другого узнавать. Тут я устраиваюсь на Мелик-Карамого в стоматологическую клинику на работу. Потихонечку начинаю на процентах работать. Это я, человек, который продал свою стоматологическую клинику, у которого работали врачи – приехал сюда работать на процентах. Два-три месяца я проработал в клинике, прожил на Кукуевицкого, 10 и снял здесь себе на Лермонтова 9/1 квартиру. И там оборудовал, в одной из комнат, стоматологический кабинет. Это было смешно. Оказывается, по тем временам, здесь (лет 20 назад) ходили с чемоданчиками обтачивать зубы. Ну это сейчас вообще не по современному стандарту. Хотя я, один из первых, кто открыл большую частную клинику в Чеченской Республике. Но конечно там ещё были коллеги, но я был один из первых.

И получилось так, я здесь потихонечку-потихонечку работал. Ко мне начали приходить земляки. Один раз ко мне приходит председатель бывший - Давлетукаев Топалу Муртазович.
- Он приходит ко мне на лечение и говорит: «Вот у нас через несколько дней в Нефтяном техникуме будет собрание, ты бы не пришёл?»
- А я спрашиваю: «А что за собрание?»
- Он говорит: «Собрание диаспоры.»

А в моей голове даже понятия нет, что такое диаспора. Сейчас я понимаю, диаспора – это вне территории своей малой родины соблюдать свои обычаи, традиции, менталитет и конечно сохранять свой родной язык. Вот сейчас я это понимаю. А по тем временам мне не было понятно. Далёк был, мне это не нужно было. И короче говоря, я прихожу на собрание. А тогда был председатель собрания (не председатель общественной организации, а председатель собрания) такой мужественный человек Митаев Иса. Он сейчас уже покойный. Он был такой мужественный. Он ведёт собрание. Чтобы не соврать, может там было около 30 человек, может 25 человек. Но я не помню тематику (какая тематика собрания была), какой-то вопрос подняли они. И я взял и пару слов сказал.
- А он мгновенно отреагировал: «Ты кто такой? А нука иди сюда!»
Я помоложе был, мне всего 35 лет было.
- Я подхожу и говорю: «Так и так, я доктор. Работаю здесь стоматологом. Топалу Муртазович пригласил меня на собрание. Вот я и пришёл познакомиться со своими земляками. Земляков я много здесь не знаю, но мне будет очень интересно.»
- А он на это говорит Адаму Атабиеву: «Так, берём его в актив. Записывай, он теперь в активе у нас.»

Вот так моя общественная жизнь началась. Я был в активе. Потом, через несколько лет (через года три наверно) меня выбрали заместителем председателя общественной организации.

Потом в 2013 году, 2 февраля мы делаем общее собрание и тут единогласным решением, никто не был против, меня все выбрали председателем общественной организации «Вайнах». Конечно теперь меня все в округе знают и в России, и везде. Я это понял тогда, когда я лёг в больницу. Что проделанная мной работа – это всё не зря. Что много людей ко мне обращаются с уважением, потому что я тоже к ним обращался с уважением. Это всё было взаимно и симетрично. Много проделанной работы. Очень мощная структура у нас сейчас – наверно более 100 человек.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
Это актив или всего в целом?
Нет. У нас вообще около 2000 челоек в организации.

Я слышала, что Сургутская диаспора одна из самых больших в Тюменской области?
Вообще да. Сургут это один из самых больших городов в Западной Сибири. Сургут – он является как перевалочным пунктом. Это центр. Сургут по географии расположен так, как будто он действительно в центре. Потому что практически все «Грузы 200» (конечно не хочется об этом говорить) или же какие-то перелёты, или же какие-то мероприятия проводятся в городе Сургут. Да, в Сургуте у нас мощная организация. И это не потому что остальные хуже, нет – мы все вместе, все на контакте, делаем одно общее дело.

У меня в общественной организации, в Правлении – 17 человек, в Молодёжном совете - 13-14 человек. Есть женсовет у нас – его возглавляет Рита, есть ансамбль «Кавказ», есть заместитель прямой, есть помощники, есть заместители и помощники во всех поселениях Сургутского района.

То есть вы везде представлены?
Везде-везде представлены люди, которые действительно работают от души.

Бислан, а до тебя была такая сеть или ты уже так наладил взаимодействие в районе?
Но ведь 30 лет назад первопроходцами была заложена основа нашей работы, они показали нам пример. В современном мире ситуация другая и объем работы совсем другой. Это не красиво хвастаться. Провоцируешь меня. Ну ты наверно догадываешься уже. Ведь я не один это сделал. Это заслуга моей команды, мы сделали это все вместе. Но хочу сказать, что это всё было в ногу со временем. Дело в том, что тогда были такие времена.

Сейчас пришли другие времена, мы сейчас как одно целое. Мы здесь очень хорошо живём. У нас сейчас в округе появился представитель Рамзана Ахматовича, это заслуженный нефтяник России, очень уважаемый и авторитетный человек - Орзалиев Адлан Тапаевич. Его же не было раньше. Есть его помощник, его заместители – очень хорошие люди. Есть у нас региональный Председатель, это мой односельчанин, очень хороший человек – это Мовсар Вахаевич Юсупов. Он региональный Председатель, но он живёт в Радужном. Конечно, очень далеко живёт. Конечно, если правильно сказать, то основная работа и нагрузка идёт на Сургут. Потому что это перевалочный пункт и центр Западной Сибири. Здесь очень интересно.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
Вопрос о детях) У вас, у чеченцев Сургутского района, такая же высокая рождаемость как в Чеченской Республике, о которой рассказывает Рамзан Ахматович?
Смех. Я не сказал бы что у нас здесь так))) Рождаемость здесь не такая высокая, как в Чеченскй Республике конечно. Многодетных семей не много, где три и более ребёнка.

Но в Чечне же семьи с тремя детьми не считаются многодетными?
В Чечне не считается, а здесь считается))) Не много у нас таких. Чеченцев в районе примерно 2 000 – 2 500 человек. Но это ведь один из самых больших городов в Западной Сибири и он со скоростью света развивается. С 2007 года он практически вырос раза в четыре.

И у нас здесь очень хорошие отношения с администрацией. Кстати, хочу подчеркнуть, что преступность именно нашего народа по статистике меньше всех.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
К беседе присоединился Абубакар Заураев (заместитель руководителя): меньше недели назад мы с Бисланом были в УВД и представитьль УВД нам сказал, что именно чеченцы занимают последнее место по числу преступлений в городе.

Это чья заслуга? Это работа в семьях или работа диаспоры, или всё в совокупности?

Бислан: Это наша работа. Мы проводим духовно-нравственные беседы, мы проводим профилактику экстремизма/терроризма в вузах, школах.

У вас есть какой-то план мероприятий?
Бислан: Конечно, у нас есть план мероприятий. Так же много внеплановых вещей проводим. Я хочу особую благодарность выразить своему заместителю - Абубакару Заураеву, который всегда (не смотря на свой возраст и лучше чем любой молодой), значительную помощь оказывает. Мы на любых мероприятиях присутствуем – будь то район, город, область. Все нас приглашают. Вот скоро 28 сентября в районе будет Спартакиада. У нас мероприятиям конца и края нет и мы активно во всех участвуем.

Вопрос такой, как сохраняете родной язык?
Бислан: Вот я тебе рассказывал, что такое диаспора и одно из самых главных и основных условий - это сохранять свой родной язык. Это надо подчеркнуть. Мы над этим работаем как? Проводим беседы с членами диаспоры.
- И когда нам кто-то говорит: «Вот мой ребёнок в детском саду больше на русском говорит.» - Отвечаю: «Нет, это не причина».

Если ты дома будешь на своём родном чеченском языке, то дети также будут говорить на чеченском. Если ты будешь пропускать это и сам говорить на русском языке, то твои дети твоего родного языка знать не будут. Поэтому, у нас есть такая установка, даже внутри нашей общественной организации, что мы всегда говорим и затрагиваем эту тему – что нужно говорить дома обязательно на своём родном языке.

Абубакар: Одно время мы привозили сюда преподавателя чеченского языка, но у нас тогда не получилось найти класс для занятий. Тогда не получилось, но в ближайшее время, даст Аллах, всё получится. У нас помимо этого очень большая была работа проделана – мы с Муфтием ХМАО-Югра осуществляем работу. У нас есть молодой человек, его зовут Магомед, он закончил Исламский Университет и теперь является советником Муфтия ХМАО-Югры. Нам дали класс, где обучаются чтению Корана и арабскому языку. Одна группа – девочки, а две группы – мужские. Обучающихся почти 50 человек. У нас очень много желающих учиться.

Бислан: Мы сначала здесь начинали учёбу (примерно недели две в офисе диаспоры у нас люди учились), а потом, потихонечку в учебные классы перебрались. Большая благодарность Муфтию ХМАО-Югры.

Он неоднократно был в Чеченской Республике, у него друзья именно с нашей Республики. Он проявляет к нам большое уважение. Мы зесь проводим политику Рамзана Ахматовича, ведь он известный лидер, благодаря которому сейчас по-настоящему расцвела Республика. Это видно особенно, когда есть с чем сравнить. Я ведь все войны жил в Чечне, не выезжал за пределы. Я сам боевой доктор двух кампаний. Я знаю, насколько это было сложно, насколько это было трудно. Теперь, на сегодняшний день, уже с гордостью можем сказать, что наша Республика – практически самая красивая, самая гостепреимная, то, как она развивается во всех отраслях и направлениях. Сегодня я уверен, что есть чем нам похвастаться.

Когда-то нам город Моздок казался красивым провинциальным городом. Мы выезжали из Чеченской Республики посмотреть. Из руин выезжали. Махачкала нам каким городом казался…остальные окружающие города. А сегодня, наш город – это практически самый красивый город, чистый город. В этом городе ты нигде не услышишь нецензурные слова, никакого сквернословия. В городе ты не увидишь курящих и пьющих. Люди относятся к тебе с уважением. Это нас очень радует. И если честно, очень большая поддержка и опора для нас – это сегодняшняя власть, которая сейчас в Республике.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
Вы как-то взаимодействуйте? По каким моментам?
Бислан: Конечно.
Абубакар: У нас очень тесное сотрудничество с Министерством по информационной политике, с Джамбулатом Умаровым. Его мы принимали здесь у себя, с визитом.

У нас тесное сотрудничество с Хаджимурадовым Исой, он первый заместитель Закриева. Иса у нас тоже раза три был. Заместитель Муфтия Хариханов к нам приезжал. Турко Даудов к нам приезжал. К нам очень часто приезжают гости именно из официальных структур Чеченской Республики. Вот недавно наш начальник внутренних дел встречался с министром внутренних дел Чеченской Республики. Работаем, тесно взаимодействуем со всеми структурами.

У нас в городе недавно был координационный совет, на котором было решено выделить нам площадь и мы совместно с Министерством культуры Чеченской Республики организуем здесь выставку наших национальных изделий.

Мы вышли с инициативой, чтобы организовать там такой «город в городе», будет такая «улица Дружбы народов» - чтобы все общественные организации, все автономии находились в одном месте и тесно взаимодействовали между собой, знакомились с культурой друг друга. Ведь сотрудничество народов России и Чечни очень древнее.

Меня интересует, с какими диаспарами в России или за пределами России вы сотрудничаете?
Бислан: Со всеми общественными организациями мы сотрудничаем. Вообще, я скажу, со 2 февраля 2013 года, когда меня выбрали председателем – к тому времени, я вышел на улицу – взял в правую руку печать и в левую устав, а эта печать и этот устав уже были не действительны. Потому что из-за того, что не велась отчётность, организацию ликвидировали. Я в течение почти не полных трёх лет ездил восстанавливал всё в ХМАО. Очень трудно было. Я организацию чуть переименовал. Она была: Городская общественная организация национально-культурный центр «Вайнах». А я её переименовал, потому что, когда я возглавил организацию, ко мне были вопросы такого плана: «Что это за Вайнах? Что это значит? Что за война?» Там нигде не было указано, что это чечено-ингушское объединение. Теперь организация стала называться: Сургутская городская местная общественная организация Чечено-Ингушский культурный центр «Вайнах». У нас всё четко – ведётся бухгалтерия, всегда во время отчитываемся по всем налогам и так далее.

Заседания часто проводите?
Бислан:Да, довольно часто. Есть плановые встречи, бывают внеплановые.

Какое у тебя было первое решение на должности руководителя организации? Было что-то первоочередное, что ты хотел сделать?
Бислан:Я хотел сделать то, что я достиг на сегодняшний день. Мы достигли сплочения народа. Мы это сделали все вместе. Мы собрали команду. Вот это и было моей мечтой. Да, конечно тогда ситуация была не такая, как на сегодняшний момент. Просто мы настолько сплоченные, настолько мобильные все сейчас. И каждый знает то, чем он должен заниматься. У каждого своя ответственность и свои обязанности. И каждый выполняет всё как положено. В общем мы достигли этой ситуации, этой мечты.

У нас никогда не было офиса – нам его сейчас дали. Мы встречали известных спортсменов - Халиева Адама, Хабиба Нурмагамедова и других. С местными заместителями муфтия проводили здесь духовно-нравственные беседы.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
А вообще администрации охотно идут с вами на контакт?
Бислан: Конечно не красиво хвалиться, но наша и дагестанская общественная организация являются лидирующими в городе Сургуте. Это те организации, на которые опирается администрация. Мы проводили и проводим очень много мероприятий.

Абубакар: Совсем недавно мы провели совместное мероприятие с Дагестанской диаспарой. Мероприятие было масштабное, присутствовало почти 250 человек, садака была. Мы его проводили специально, чтобы люди поняли, что между двумя братскими народами никакого непонимания быть не может.

Бислан: Ко мне позвонил дорогой брат - Вагиф Абдуллаев, он председатель дагестанской общественной организации. Он предолжил провести совместное мероприятие. Я сказал, что толко за проведение. И я тут слёг в больницу. Но Абубакар всё взял в свои руки и провели мероприятие на достойном уровне.

Как у вас обстоят дела с национальной кухней в городе? У вас есть какие-то заведенияобщепита или все дома национальную еду готовят?
Абубакар: Есть конечно. У нас есть кафе «Минутка», кафе «Шали» есть.

То есть когда захотел хингалш, то просто едешь в кафе и ешь? Не надо бежать за тыквой и стряпать лепёшки?
Бислан: Нет, у нас всё есть))

Хорошо вы устроились!!!
Бислан:Да, жизнь такая. Надо жить)

Был такой тренер известный, он воспитал много чемпионов, он был заслуженный тренер СССР - Дэги Имранович Багаев. К нему попал мой сын. Он был в сборной и Дэги Багаев приходил иногда и тренировал. И мой старший сын Асланбек, когда ему было 15 лет, запомнил такие слова: «Чеченец – это не национальность, это звание, которое надо заслужить».

Если честно, я не хочу хвалить нашу национальность. Конечно, каждый человек должен гордиться своей национальностью. Но если взять законы и адаты нашего народа, то понимаешь, что настолько прекрасны они. Какая субординация где нужно. Какое уважение, какая симетрия друг к другу. Мы уважаем в первую очередь старших. Надо везде проявлять уважение. И у нас этого не отнять, это заложено у нас в крови. Уважать женщин. Обязательно. Мы их сильно уважаем. Женщина меня родила. Вообще относиться с уважением друг к другу. Этим мы занимаемся сейчас. Поэтому, мы с Абубакаром и командой здесь работем с молодёжью в этом направлении.
Фото - из личного архива Бислана Махмудова
Как удаётся совмещать основную работу с общественной деятельностью?
Бислан: Приходится. Благодаря команде, конечно мне сейчас более легче. В начале этого не было. Я тебе раньше сказал, что мечтал о сегодняшнем дне, когда наша команда состоялась. А дальше, нам по стабильному руслу уже идти легко. Мы уже в стабильном русле. Наша команда – это очень мощная структура.

А как ты команду собирал? Как нашёл единомышленников?
Бислан: Всех по-разному. И обзванивать, и встречаться приходилось, собирать людей, предолжения всякие вносил. Люди разные. Чеченец – он очень сильно обижается, к нему нужен индивидуальный подход. Ты представь меня в моём положении, я должен был с каждым индивидуально поговорить. Пока не появился надёжный тыл в лице моих братьев, пока они не стали мне помогать.

Абубакар: слово обидчивый обидное по отношению к чеченцу. Лучше говорить о том, что задето самолюбие. У любого чеченца не отнять самолюбия.

Бислан: Пока близко не узнаешь самого чеченца – надо соблюдать субординацию. Потому что ты моешь где-то ошибиться и обидеть его словом. Ему может не понравиться это. Пока ты его близко не узнаешь, пока не будут дружеские отношения – надо соблюдать субординацию. Почему? Потому что, есть некоторые вещи в нашем народе, которые мы в свой адрес не позволяем. Есть некоторые вещи, которые нам не нравятся.

Интервью записала Наталья Казарина